Охотничью собаку нужно учить, а не наказывать

Человек и событие. Николай Рыбкин о том, как правильно воспитать собаку и на что обращают внимание на собачьих состязаниях.

В Вологде прошла пятидесятая выставка охотничьих собак, в которой приняли участие 195 собак. Звания чемпионов получили два русских охотничьих спаниеля из Череповца — Жульбарс (владелец Николай Рыбкин) и Тюха (владелец Антонина Удалова).

На выставки допускаются собаки, у которых есть документы. Чтобы их получить, заводчики сначала получают так называемые щенячьи карточки: для щенков в возрасте от шести до восьми месяцев проводятся выводки, где оценивается экстерьер собак. В восемь месяцев щенка уже можно выставлять на испытания, хотя собаки в этом возрасте еще неопытные и плохо слушаются. В этом же возрасте «щенячья карточка» меняется на паспорт собаки, куда заносятся отметки обо всех выставках и состязаниях, в которых она участвовала. Раз в год на Ягорбе проводятся состязания для собак, где, кстати, мой Жульбарс в 2011 году получил титул «Лучшая молодая собака». В прошлом году он стал «Лучшей собакой года». Кстати, хочу отметить, что нашу череповецкую секцию считают одной из лучших в России — в первую очередь потому, что с собаками занимаются грамотные специалисты, главный кинолог Екатерина Белых и эксперт Сергей Удалов.

На выставках учитывается очень многое: и участие в состязаниях и других выставках, и экстерьер собаки, а также наличие рабочего потомства. У Жулика (я так зову Жульбарса) есть пять рабочих щенков. Вообще он молодец. Я его брал для того, чтобы ходить на охоту. И начал с ним охотиться, когда ему было всего четыре с половиной месяца, Жульбарсу сразу было это интересно. А с года он стал настоящим охотником. Брал я его, чтобы ходить на утку. Но потом больше стал интересоваться полевой дичью. Жульбарс хорошо охотится на вальдшнепа, бекаса, дупеля, коростеля. Конечно, я занимался его воспитанием. Если на выставках оценивают экстерьер собаки, а это чисто природные данные, то на состязаниях — рабочие качества, а для того, чтобы собака работала, ее следует учить. Собака сама не поймет — ей объяснять нужно. Не наказывать, а показывать, как надо себя вести и как не надо. И тогда собака будет слушаться. Очень строго на состязаниях подходят к тому, как собака себя ведет на охоте. Вот мы ездили с Жульбарсом в Рязань — там эксперты серьезные, они слабины никому не дадут. Выходишь в поле с собакой, с тобой три эксперта: нельзя животное бить, нельзя давать ему лакомство, когда собака птицу поднимает, она должна по команде замереть на месте. Это важно очень. Вы ведь слышали, как охотник свою собаку случайно застрелил? Потому что она подняла коростеля и следом за птицей прыгнула — а охотник в тот момент выстрелил.

Жульбарсу уже пять лет, он, можно сказать, в самом расцвете сил. И его щенки тоже неплохие охотники. А мой пес всю птицу знает. И если когда ему был год или полтора, он какие-то запахи еще не знал, мог пройти и не учуять бекаса или вальдшнепа, то сейчас уже все выучил. Как-то у них в памяти откладывается: стоит один раз учуять птицу — навсегда запоминают.

Алена Сеничева

Понравилась информация?
Поделись с друзьями, нажми кнопку


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *