Отделим зерна от плевел

«Я не согласен ни с одним Вашим словом,
но готов умереть за Ваше право говорить это»

Вольтер

Не скрою, я положительно воспринял сообщение о том, что 10–12 июля сего года состоялся Фестиваль охоты с подружейной собакой «Петров день» в Тюнежском охотничьем хозяйстве Тульской области. Я, когда была еще жива моя помощница спрингер спаниель Рада, старался посещать такие мероприятия.

В фестивале приняла участие 61 охотничья собака. По сегодняшним меркам фестиваль оказался представительным. Идейным вдохновителем и организатором, конечно, был Леонид Сонин. Подобные мероприятия он с единомышленниками организует и проводит с 2005 года. С 2012 года к организации соревнований присоединился Дмитрий Карманов. А с этого года соревнования приобрели статус Фестиваля. Многие на фестиваль «Петров день» приехали с семьями: женами, детьми и друзьями. Я созванивался с некоторыми участниками фестиваля, и большинство из них высказывали полное удовлетворение состоявшимся праздником. Также я не преминул поинтересоваться отношением к охоте на выпущенную дичь у известного охотоведа, главного редактора журнала «Охота» Валерия Петровича Кузенкова. Вот его мнение: «Охота на выпускную и подсаженную птицу — это ближайшее будущее, что ждет охотников в центральных европейских областях. А кто пожелает охотиться по вольной птице, пожалуйста. За сотни километров, к примеру, в Кировскую область».

Я успел перехватить Валерия Петровича перед его отъездом во Владимирскую область на выпуск утят в угодья. Однако не все положительно относятся к такой охоте. Л. Сонин поведал о практике проведения подобных мероприятий в статье «Охота на выпущенную дичь» («РОГ» № 9, 2015 г.), в которой он признает: «Ведь если вдуматься (а именно к этому я вас призываю настоящей статьй), … — все это не от хорошей жизни, то есть в большинстве случаев мера вынужденная и необходимая. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть и понять, что с каждым днем нас, людей, становится все больше, а дичи, равно как и пригодных для ее обитания охотничьих угодий, все меньше и меньше». Выше было сказано «Однако не все»…

Несколько критично прозвучали высказанные Геннадием Гальпериным мысли против этой «профанации» правильной охоты в статье «По живым мишеням» («РОГ» № 15, 2015 г). В ней он поддержал В. Громыко, сказавшего, что «подсадная» охота «фактически — это вульгарная комедия охоты». Далее, в частности Г. Гальперин, выразился более конкретно: «Это делается на потребу стрелкам и добытчикам, чрезвычайно далеким от настоящей охоты, чтобы всячески ублажить их. Таких «паркетных» охотников полностью устраивает только упрощенная до предела, быстрая, удобная и гарантированная так называемая «практическая охота».

Свое отношение к охоте на выпущенную в охотничьи угодья и подсаженную под выстрел охотника дичь я высказал в статье «В поисках золотой середины» («РОГ» № 25, 2015 г.). Я за правильную охоту, за ту охоту, которую воспевали наши классики. Чтобы данная статья имела более или менее законченный смысл, я обратился к инициатору этого разговора на повышенных тонах, к Геннадию Алексеевичу Гальперину. И вот что от него услышал. Он ничего не имеет лично против Л. Сонина. Организуешь, и организовывай, но только все в соответствии с действующим законодательством и Правилами охоты. Узнав о том, что будет проводиться фестиваль в неохотничье время, он обратился с этим вопросом к госохотинспектору по Веневскому району и руководителю областного управления охотой. Оба в один голос заверили, что не допустят нарушения. И как он был удивлен, что мероприятие состоится. Руководители, к которым он обращался ранее, только развели руками и «ткнули пальцем в небо». Его до глубины души возмутили неистребимые возможности «телефонного права» в такой тонкой сфере человеческих отношений, как охота. Кому-то можно, а остальным «низя». С этим его утверждением трудно не согласиться. Положительным он отметил в проведении данного фестиваля то, что собака видит ружье, слышит выстрел и связывает их воедино с охотой. Это глубоко проникает в сознание четвероногого помощника. С моим замечанием, что здесь последнее слово должны сказать специалисты в области натаски и полевых испытаний собак, он согласился.

Далее мы коснулись «паркетных» охотников и охоты на выпущенную и подсаженную под выстрел птицу. Тут он остался при своем мнении. Я отметил, что мы все в некоторой степени стали немного «паркетными» охотниками. Для нас в порядке вещей подъехать на машине к облюбованному полю или опушке леса, выпустить собаку и налегке отправиться охотиться. Ничего не нашли, в машину и — на другое поле. Или, загрузив все в джип или трактор с прицепом, подъехать весной к самому дальнему полю и устроить себе охоту на гусей. Мы уже далеко не похожи на того охотника, о котором писатель И.С. Тургенев сказал: «… дайте мужику ружье, хоть веревками связанное, да горсточку пороху, и пойдет он бродить в одних лаптишках по болотам да лесам, с утра и до вечера».

Современный охотник уже не в «лаптишках», он одет по последней моде, на джипе и с дорогущим оружием. Геннадий с глубокой убежденностью повторил, охота на выпускную дичь «никогда не имела, не имеет и не будет иметь никакого отношения к традициям правильной русской охоты» и правильным (настоящим) охотникам. В связи с подобными утверждениями мне вспоминаются слова классика правильной охоты и настоящего охотника С.Т. Аксакова: «Я не знаю, кого назвать настоящим охотником, — выражение, которое будет нередко употребляться мною: того ли, кто, преимущественно охотясь за болотною дичью и вальдшнепами, едва удостаивает своими выстрелами стрепетов, куропаток и молодых тетеревов и смотрит уже с презрением на всю остальную дичь, особенно на крупную; или того, кто, сообразно временам года, горячо гоняется за всеми породами дичи: за болотною, водяною, степною и лесною, пренебрегая всеми трудностями и даже находя наслаждение в преодолении этих трудностей? Я не беру на себя решение этого вопроса, но скажу, что всегда принадлежал ко второму разряду охотников».

Всем «поборникам» правильной охоты мне бы хотелось напомнить рассказ И.С. Тургенева «Льгов», где он красочно описал охоту на уток: «Мы вскрикнули, но уже было поздно: через мгновенье мы стояли в воде по горло, окруженные всплывшими телами мертвых уток». Это же сколько надо настрелять уток, чтобы сказать «окруженные всплывшими телами мертвых уток»? В этом же рассказе он говорит: «Хотя для настоящего охотника дикая утка не представляет ничего особенно пленительного, но за неимением пока другой дичи… » Обратите внимание на слова «но за неимением пока другой дичи», то же самое можно сказать и о «паркетных» охотниках, о которых так презрительно отзывается Геннадий.

Если я не совсем убедил читателя, то напомню высказывание всеми глубоко уважаемого певца правильной охоты и настоящего охотника С.Т. Аксакова: «Должно сказать правду, что стрельба диких гусей более дело добычливое, чем охотничье, и стрелок благородной болотной дичи не может уважать. К гусям надобно по большей части подкрадываться, иногда даже подползать или караулить их на перелте, — все это не нравится настоящему охотнику; тут не требуется искусства стрелять, а надо много терпенья и неутомимости; я сам занимался этой охотой только смолоду, когда управляли моей стрельбой старики-охотники, для которых бекас был недоступен и, по малости своей, презрителен, которые на вес ценили дичь. Настоящие охотники собственно за гусями не ходят, а, разумеется, бьют их и даже с удовольствием, когда они попадутся нечаянно».

Прошу уважаемого читателя простить меня за обширные цитирования классиков правильной охоты. Мне хотелось показать, насколько тонкая грань пролегает между понятиями «правильная охота» и охота на «выпускную» птицу, а также между «правильными» (настоящими) охотниками и «паркетными». Не могу обойти молчанием слова Олега Кирилловича Гусева, главного редактора журнала «Охота и охотничье хозяйство», охотника, ныне покойного. Я с ним не раз затрагивал понятия «правильная» охота и «правильный» или «настоящий» охотник. Он так говорил: «Традиции национальной охоты не есть что-то на века данное. Они также подвержены благородным изменениям в жизни общества. Ничто не вечно, все течет и все изменяется. А в отношении «правильный» или «настоящий» охотник я бы употребил понятие «праведный». Это такой охотник, который все делает по правде и по совести». Кстати, Закон «Об охоте», ст. 49, разрешает «Содержание и разведение охотничьих ресурсов в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания»; п. 4 этой статьи требует, чтобы соблюдались «условия доставки охотничьих ресурсов заказчику или размещения их в среде обитания, порядок размещения охотничьих ресурсов в среде обитания». На мое не совсем профессиональное мнение следует благодарить людей, которые выращивают эти охотничьи ресурсы и с помощью таких энтузиастов, как Л. Сонин, поставляют «паркетным» охотникам. Я согласен с Г. Гальпериным, сказавшим: «Безусловно, довести до абсурда можно все, что угодно». Но как раз этим и занялся Г. Гальперин, который в пылу борьбы с фестивалем, обратился не только в облохотуправление, но и в областную прокуратуру, с требованием не допустить его проведения. Вот здесь и надо быть разборчивыми. Пора власти, знающей о проблемах натаски собак и проведения их полевых испытаний, на законодательном уровне определить, чтобы в каждом регионе имелись охотничьи угодья, где, например, с 10–12 июля, приурочив к Петрову дню, можно было бы проводить названные мероприятия со стрельбой по вольной птице, а охоту в них вообще не открывать. Может быть, я ошибаюсь, но это не сделано по одной причине — чтобы отвлечь охотников, специалистов и других заинтересованных лиц от проблем, стоящих перед охотничьим хозяйством. Пусть охотники выпустят пар, таская друг друга за чубы. Я приглашаю всех заинтересованных охотников и специалистов высказаться по этой проблеме. От редакции: как это все напоминает давно прошедшие годы, не правда ли? Таких борцов за «чистоту рядов» мы должны знать.

Виктор Гуров

Понравилась информация?
Поделись с друзьями, нажми кнопку


Отделим зерна от плевел: Один комментарий

  1. Александр

    Что касается предсказаний В.Кузенкова о ближайшем будущем охоты по выпускной дичи в Центральном регионе, то, возможно, он прав, если такой отраслью, как охота будут руководить купленные моральные выродки /уж, извините/, как бывшее руководство охотдепартамента. Хотя, мы прекрасно понимаем, что в смысле уничтожения «русской охоты», они только выполняли указания свыше, и не обязательно из-за «бугра». Но, ведь дичь выпускную можно расселять и за месяц-полтора перед открытием охоты, а не накануне приезда денежных «сидоров», ведомых паркетными охотоведами, имеющих крупную практику по услужению ещё со времён «комми».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *