Шаг навстречу страху

Каких только случаев не бывает на охоте! Чего только не узнаешь, с чем не познакомишься, чему не удивишься! Как-то раз охотился я на дупелей с русским спаниелем на прокосах в лугах у реки Наромши, неподалеку от д. Побочнево. Местные охотники в преддверии сезона специально выкашивают полосы в высокой траве для привлечения дупелей. Замечено: любят они собираться на этих прокосах.

DETAIL_PICTURE_640669_51565454

Только что взял очередного красавца долгоносика. Первопольный Айтос, подав птицу, работает дальше. Я же немного отвлекся, рассматривая, любуясь добычей, подвешивая ее в торока. Вдруг слышу — за высокой бровкой на соседнем прокосе подает голос мой спаниель, да как-то по-особому серьезно, будто на зверя лютого какого. Шагнул через гребень травы к нему на помощь.

Вижу: кобель стоит, лапы расставил широко, уперся, шерсть на загривке дыбом. Оскалился. Рычит. На кого это? Я огляделся вокруг. Впереди, метрах в 20–25, в высоком бурьяне явно кто-то залег, затаился. Торчит только голова, удивительно похожая на Медузу Горгону со вздыбленным клубком разъяренных змей вместо волос. Но то из мифов древней Греции, а здесь что? Что так серьезно насторожило спаниеля? Какой враг затаился? Присмотрелся — ха-ха-ха!

Издалека даже я не сразу рассмотрел, разобрался, что это принесенный в луга весенним половодьем комель дерева, вывернутый из земли с корнями. Косцы, чтобы не затупить свои острые, как бритва, косы, его слегка обкосили, и теперь кажется, будто кто-то дикий затаился в кромке бурьяна. Почерневшие за лето извилистые корни очень похожи на головы змей упомянутой Медузы.

Моему псу, встречавшему в своей жизни только дичь да других собак, это диво показалось опасным чудовищем. Вот он и встревожился, но не убежал, а предупредил меня и позвал на помощь. Знает: вдвоем-то мы в два раза сильнее. Наклоняюсь к нему, глажу, успокаиваю: хозяин рядом, ничего страшного, это всего лишь пенек. Но не тут-то было: шерсть, обычно гладкая и мягкая, стоит дыбом и жесткая, как проволока.

Пес лает злобно и грозно на неведомого врага, но сам как вкопанный, ни шагу вперед. Необычное поведение молодого пса кажется мне забавным и любопытным. Посылаю его к пеньку. Ушастый, обычно послушный, делает два шага — и всё. Стоит, лает с хриплым рыком и в то же время пытается загородить мне дорогу к опасному месту. Что делать? Как преодолеть его страх? Медленно шагаю вперед, подбадривая пса.

Спаниель, с опаской, шаг в шаг, идет рядом (хоть и боязно ему, но любимого хозяина одного нельзя оставлять), путается под ногами, загораживает дорогу. Клыки оскалены. Видно, как ему страшно, но «вожака стаи» старается оберегать. У меня же другая задача — побороть его страх.

Наконец мы приближаемся к пеньку. Я демонстративно хлопаю ладонью по коряге. Черно-пегий красавец спаниель обнюхивает ее, успокаивается, шерсть становится мягкой. Затем Айтос высоко задирает заднюю лапу и… выражает свое полное презрение к поверженному врагу…

Позже мы не раз посещали это дупелиное эльдорадо, и на пень мой спаниель не обращал никакого внимания. Разве что бодро задерет ногу и напомнит чудищу, кто хозяин положения.

А мне в связи с этим вспоминается давний совет отца: «Чтобы побороть страх, надо шагнуть ему навстречу».

Леонид Карантаев

Понравилась информация?
Поделись с друзьями, нажми кнопку


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *